Приветствую Вас, Гость! Регистрация Главная страница
Пятница, 21.07.2017
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Артемис Фаул. Форум » Общение » Творчество » Маленький рассказик ))) (Мой "фанфик" на тему творчества Сергея Лукьяненко)
Маленький рассказик )))
AS_KarininДата: Воскресенье, 03.08.2014, 17:48 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Люди
Сообщений: 439
Статус: Offline
Рискну малость опозориться ))) Устраивая сегодня ревизию недрам своего компа, набрел на собственноручно мной сочиненный и набранный рассказ 8-летней давности. Писал я его под впечатлением от рассказа Лукьяненко "Визит". Мне, честно говоря, стало жалко главного героя, и я решил попробовать исправить ситуацию... Насколько это было возможно. Перечитывая сегодня, нашел кучу нестыковок и т.д., но все равно... приятно иногда вспомнить :D

Предупреждение: перед прочтением лучше прочитать рассказ С.Лукьяненко "Визит" - для лучшего понимания сюжета и ситуации...

НА КРУГИ СВОЯ

- Ваш батальон десантируется у города Лайер. Основная задача – захват моста. Затем захватить узел связи, полицейский участок, банк, префектуру, потом – зачистка. Все очаги сопротивления подавлять безжалостно. Затем занять оборону по периметру городка и ждать прибытия подкреплений. Возможны контратаки повстанцев, ну, да вам не привыкать. Вы все поняли? Майор?.. Майор?! Майор Троев!!!
Человек, к которому были обращены эти слова, молодой высокий мужчина с нашивками майора на боевом комбинезоне, с начинающими седеть висками и беспросветно мутным взглядом серых глаз, глядящих куда-то сквозь собеседника, заторможено кивнул головой:
-Десантироваться… Занять… Периметр… Я понял. Я понял Вас, полковник… Разрешите идти?
- Идите!
«Уволить, уволить к черту этого наркомана. Их полковой врач прислал мне уже третий рапорт, сообщая об «опасной склонности майора Троева к психотропным препаратам»… Уволить… А где взять другого? У этого – и опыт, и подготовка… А новичок еще дров наломает… Хотя почему новичок? Заместитель Троева, первый лейтенант Молль – весьма перспективный офицер.  На его счету уже с десяток успешно проведенных самостоятельных операций… Причем в двух из них он удачно заменял майора. Итак, решено – это последняя операция, в которой участвует майор Ян Троев.» - думал полковник Федерального Десантного Корпуса Уоррен Хикс, глядя в спину удаляющегося майора Троева. Майор шел уверенно, четким, размеренным шагом, вот только… Как будто каким-то чуть-чуть замедленным…

Транспортно-боевые винтолеты с надсадным свистом неслись к поверхности планеты. Троев стоял в отсеке индивидуального десантного модуля, стиснув зубы и поминутно стирая холодный пот с лица – там, где оно не было прикрыто боевым шлемом.
Ему было плохо.
Вчера, сразу после получения приказа, Троев отправился в свой батальон, довел приказ до офицеров и сержантов – и его закрутила кутерьма подготовки к очередному боевому выходу. Причем вдруг нарисовалось несколько проблем, которые требовали его непосредственного вмешательства, Троев закрутился в круговерти забот, готовясь к сегодняшнему десанту, в беготне и подготовке прошла вся ночь. Лечь спать так и не удалось.
И сейчасорганизм в полной мере платил Яну за то, что так и не получил своей дозы снотворного.
Майор плохо помнил последний год. Те события и лица, которые удавалось вспомнить, качались перед ним в зыбком тумане – весь последний год майор Троев провел в вязком, лишающем сил дурмане, который дарили ему снотворные препараты. Эти препараты дарили Троеву сон… Черный сон без сновидений.
Ян закрылглаза, пережидая неожиданный приступ боли, резанувшей по сердцу. Как бы он хотел снова… Нет, не войти в Дом, но хотя бы подкрасться к нему – спустившись с Диких гор, переплыв Сухую реку, пересечь Горелые равнины, пройти Стеклянным Лесом… К Дому – Дому с большой буквы, где живут они – самые дорогие ему люди…

…Вакуумные мины накрывают зеленую поверхность холма, превращая ее в черную, выгоревшую плешь. Замолкает лазер, который на целых полчаса задержал наступление десантников…

…Гибкая фигура девушки кружится, извиваясь, пытаясь сбить пламя, вырваться из объятий страшной огненной смерти…

…Юноша с офицерскими нашивками на комбинезоне летчика падает лицом вниз рядом с бортом своего винтолета…

…Седой затылок человека, неторопливо идущего к красной кирпичной стене, покрытой темными потеками и пулевыми отметинами…

…Кусок брезента, на котором лежит то, что осталось от четырнадцатилетнего мальчишки. На обгоревшей куртке – чудом сохранившийся значок, на котором написано: «Рону, чемпиону школы по плаванию»…

Троев вздрогнул, потряс головой. Это движение отдалось болью в затылке. Ян
поморщился, пот заливал глаза. Он поднял руку, чтобы отереть лоб, но пальцы
наткнулись на прозрачное забрало шлема, прикрывающее глаза.
Троев опять помотал головой. Капли пота, игнорируя его недовольство, продолжали нагло стекать вниз – в глаза, на щёки… Майор чувствовал, что особо наглая капелька повисла на носу.
Не выдержав, Ян поднял руку, чтобы расстегнуть ремешок шлема. Поднял и остановился. Инструкция по безопасности службы строго-настрого запрещала снимать шлем во время десантирования: «во избежание травм в случаях, если модуль совершает аварийное десантирование либо повреждены его посадочные системы», было написано в ней. Ян усмехнулся. Индивидуальные десантные модули (ИДМ) были поистине чудесными машинками. Они всегда, даже в случаях пресловутого «аварийного десантирования», падали так, что человек в них был ориентирован строго вертикально – ноги вниз, голова вверх. Их посадочные блоки оплетала сложнейшая система амортизации, охлаждения, дополнительного бронирования… ИДМ мог фильтровать ядовитые газы (вплоть до боевых 4-й степени мощности. Троев никогда их не видел и не слыхал, чтобы их где-то использовали, но точно знал, что они существуют), вытягивать кислород из воды (если десантирование прошло неудачно и модуль оказался под водой), поддерживать жизнедеятельность раненого (даже смертельного), даже поддерживать искусственную гравитацию! И тем не менее в нем запрещалось снимать шлем, хотя все яйцеголовые, работающие на армию, в унисон пели о том, что это-де «…вершина человеческой мысли»…
Троев тоскливоподнял глаза и, глядя куда-то сквозь низенький потолок, произнес:
- Слушай… Ты всю жизнь… Следовал приказам, инструкциям, командам, законам… Никогда… Не нарушал… Не пора ли начать?..
После чего решительно расстегнул ремешок, стянул шлем с головы (подшлемник был мокрым насквозь) и с наслаждением вытер-таки пот со лба…
Именно в этот момент его легонько тряхнуло, затем что-то негромко щелкнуло, засвистело. Троев усмехнулся – он слышал этот звук десятки, даже сотни, раз – он значил, что его ИДМ отделился от борта винтолета и сейчас находится в состоянии свободного падения к поверхности планеты – в полную неизвестность.
«Хотя почемунеизвестность?» - подумалось вдруг ему. – «Все будет как обычно. Снова высадимся, захватим объект, мелкие и разрозненные очаги сопротивления подавим, гражданских соберем, сгоним в какое-нибудь крупное здание и запрем там, чтоб не мешали… Потом займем периметр и будем ждать атаки. И так до прибытия подкрепления…»
Он усмехнулся.«Как обычно» - звучало несколько странно в контексте событий последнего года. Точнее, полного их отсутствия. А если еще точнее – то они были, конечно… Но Троев их почти не помнил.
Сначала Яна очень пугало то, что, проснувшись наутро, он не мог толком вспомнить события предыдущего дня. Когда он попытался обратиться к полковому врачу за советом, тот как-то странно на него поглядел и сказал:
- Капитан…Поймите меня правильно, но чего вы хотели? Вы же принимаете снотворное – причем какое! – в полусмертельной дозе! Я понимаю, что офицерам вашего уровня тоже бывает необходимо снимать накопившийся стресс, искренне восхищаюсь Вашей верностью долгу и стремлением быть в строю любой ценой, но уведомляю Вас, что намерен подать рапорт вышестоящему командованию об опасности использования Вас в боевых операциях. Более того…
Ян не помнил толком, что он тогда ответил врачу. Кажется, что-то очень грубое… Однако, свою угрозу врач, похоже, выполнил. Троев знал, что на двух операциях его заменял Молль – здоровенный рыжеволосый детина с лицом скандинавского бога или какого-нибудь Зигфрида. А вот характер…
Да, характер уэтого «Зигфрида» был… Излишне жестокий, что ли? Если, конечно, термин «излишняя жестокость» вообще может быть применен к современному десантнику. Молль мог спокойно, сохраняя достойную все того же скандинавского бога невозмутимость на лице, пробить пальцем глаз у пленного ливитрийского партизана и убить его, введя этот палец в мозг, для того, чтобы запугать его соратников. Или также спокойно размозжить голову ребенку на глазах матери,
если та отказывается говорить, где скрывается муж-повстанец и его товарищи.
Троев и сам был далеко не ангелом. Все вышеперечисленное при необходимости он мог совершить также внешне спокойно, как и Молль. Вот только…

О, это чудесное словосочетание – «при необходимости»! Все его трактуют по-разному… Троев всегда действовал, исходя исключительно из требований приказов, инструкций, правил… «Стоп, стоп»,- тут же отозвался кто-то насмешливый и циничный, с сегодняшнего утра поселившийся в его мозгу, - «Что, майор, опять ищешь оправдания? Это не я, это такой приказ? А может, и не майор вовсе, а лейтенант?»Троев вздрогнул и потряс головой. Мелкие брызги пота полетели на стенки кокпита ИДМ.

Все правильно. Нет возврата к прошлому, нет. И бесполезно прятаться за приказы и инструкции – убивал-то ты… И убивал осознанно…
Тьфу ты, о чем это я? А, да, о Молле… А что Молль? Если все вышеперечисленные мерзости мне приходилось делать исключительно из необходимости – то Молль другое дело, ему это доставляет удовольствие… И это меня пугает… - такие мысли пронеслись в голове Яна за секунду до того…
…До того, как внезапно возникшая тяжесть мягко навалилась на него, вдавливая в десантное кресло. Хотя этот странный агрегат если и был меньше всего на что-то похож – то именно на кресло. Ян, сотни раз переживавший подобное, прекрасно знал, что это значит – ИДМ приземлился. Сейчас, как обычно, бортовые системы ИДМ проанализируют состояние внешней среды, и на дисплее перед глазами майора Троева появятся строчки, сообщающие температуру, состав воздуха, пригодность для дыхания, осадки, и много еще всего – а в завершение – сообщение о том, что десантирование прошло успешно, и он, Ян, может покинуть модуль. Но сегодня все шло наперекосяк. Нет, модуль-то приземлился выше всяких похвал; но вот сам Ян…

Добавлено (03.08.2014, 16:54)
---------------------------------------------
«Это еще что такое?» - в панике подумал майор, ощущая, как что-то горячее потекло по ногам. «Твою мать. Обоссался.» - уже спокойно и как-то отстраненно подумал он через секунду. Вот такого с ним не случалось еще ни разу за всю его карьеру – а если подумать, то и за всю жизнь, за исключением, разве что, самого раннего детства. Ян не знал, что стало причиной – общая ослабленность организма, банальная ломка или перегрузка при приземлении – но одно было несомненно: еще совсем недавно он этой перегрузки бы и не заметил, так что вполне резонно было предположить, что во всем виновато опять-таки снотворное… Хорошо еще, что боевой комбинезон влагонепроницаем – как снаружи, так и изнутри, и он не насмешит подчиненных видом своих мокрых штанов.
Ожидаемая надпись наконец-то засветилась перед глазами, и створки кокпита с чавкающим звуком расступились перед Яном. Троев ударил кулаком по нагрудной кнопке пряжки предохранительных ремней и решительно сделал первый шаг на поверхность планеты, жители которой пошли в разрез с установленным раз и навсегда законом, и которым еще только предстояло узнать, что это за страшная сила – Федеральный Десантный Корпус.
Однако шаг,против ожиданий, оказался не четким и решительным, как это было до недавнего времени, - нет, Ян вывалился из модуля на неверных ногах, ставших вдруг ватными, и оперся рукой о створку, жадно глотая планетарный воздух, - ему вдруг стало нечем дышать.
- Господин майор! – голос звучал сзади, из-за модуля. Троев, собрав остатки сил и воли, заставил себя принять хоть какое-то подобие твердой позы.
Кричал капрал Надзимура, связист, небольшой юркий японец.
- Да, капрал?
- Прикажете развернуть станцию связи?
Ян втянул всей грудью воздух и секунду помолчал, собираясь с мыслями.
Развернуть станцию. Все верно. Первый пункт третьего параграфа боевого устава десантного корпуса. «По завершении десантирования подразделение в наиболее сжатые сроки обязано развернуть станцию связи…» и т.д. и т.п. Ян выдохнул.
- Нет. Станцию развернем в городе. Передайте всем – форсированный марш, лучеметы – на второй боевой режим, код тревоги – красный. И, Надзимура… - Ян немного помолчал, глядя на японца, стоящего с непроницаемым лицом Будды. – пришлите кого-нибудь помочь мне с рюкзаком, что-то я сегодня с утра неважно себя чувствую…
Надзимура на секунду удивленно приподнял брови. Очевидно, это было проявление высшей степени изумления. Ян не знал этого наверняка, но за те пять лет, что он знал Надзимуру, это был первый случай, когда лицо маленького японца покинула привычная маска бесстрастия.
- Может,прислать медика, господин майор? – спросил Надзимура, возвращая на лицо привычное выражение.
- Не стоит, -помотал головой Троев. Это движение снова вызвало приступ головной боли, и он поморщился. – Только помочь с рюкзаком. Я справлюсь.
Капрал взял под козырек, повернулся «кругом» и бегом бросился выполнять приказание.
Буквально через три минуты он вернулся со своим связистским скарбом на горбу. Казалось, что из-под этой кучи тюков и ящиков видны только ноги, однако маленький японец передвигался весьма шустро. Ян в который раз удивился силе и выносливости Надзимуры. Рядом со связистом бежал долговязый малый в очках, с медицинским ящиком через плечо. Шлем и бронежилет болтались на нем, как ведро и пиджак на палке пугала. Долговязый очкарик, не утруждая себя приветствием, кинулся подхватывать рюкзак майора. С некоторой натугой он взвалил его на правое плечо и застыл по стойке «смирно».
Ян выругался про себя.
Надзимура все равно привел медика – очевидно, посчитал, что будет лучше, если майор будет на глазах у «медицины». И ведь не придерешься к паршивцу, скажет, что сержант медицинской службы Клавичек был наименее задействованным бойцом, и он привлек его к роли переносчика согласно просьбе майора… Вот гад…

…Этот веснушчатый, долговязый, нескладный выпускник медицинского факультета Пражского университета появился в батальоне меньше года назад. Что привело Франека Клавичека в Корпус – сие была тайна за семью печатями. Одно было известно точно – более неподходящего для себя места работы, чем Корпус, молодой чешский врач не смог бы выбрать при всем своем желании. Клавичек в первый же день влип в драку – когда здоровый, как баобаб, чернокожий Джон Оконкво под общий хохот предположил, что молодой доктор потерпел фиаско на интимном фронте и пришел в армию «научиться у настоящих мужчин, как это делать»… Клавичек встал, снял очки и влепил Оконкво пощечину. Оконкво неторопливо поднялся во весь свой рост. Удара никто не заметил – просто Клавичек пролетел через полказармы и рухнул на пол, глотая ртом воздух. Однако Клавичек поднялся, и, неумело сжав кулаки, кинулся на обидчика… В общем, в итоге Ян наказал обоих – Клавичека на шесть суток карцера, как зачинщика драки, Оконкво получил две недели «губы» за «неуставные взаимоотношения».
Потом Клавичек влип в скандал на операции, когда без спросу начал оказывать медицинскую помощь пленным. Молль чуть не пристрелил его, однако Ян вступился. После этого Клавичек, похоже, всерьез решил спасти Троева от пристрастия к снотворному, несколько раз подкатывал с душеспасительными беседами, и настойчивей всего интересовался причинами, которые заставили майора принимать таблетки тиктина. Ян сначала грубо останавливал зарвавшегося медика, указывая ему его место, а потом начал откровенно избегать…
Бронеход несся по приличной асфальтовой дороге. Сразу по приземлении бронетехника была сгружена с десантных платформ, и, развернувшись по красному коду в боевую колонну, понеслась по загородному шоссе к своей цели. Десантники сидели на броне, ощетинившись во все стороны стволами лучеметов, плазмометов, лазеров… Оружие было включено на «второй режим», идущие в составе колонны
разведывательно-дозорные машины вовсю крутили антеннами, сканируя окружающее пространство на предмет засад, фугасов, укрепрайонов, метеоритного дождя и прочих неприятностей.
Да, красный код тревоги – это серьезно…
Рядом с Яном сидели: капрал Надзимура, как обеспечивающий связь, сержант медицинской службы Клавичек, плотно прижимающий к груди рюкзак Троева и свой медицинский ящик, и крепкий высокий сержант со светлыми усами – Гюнтер Виттке, тот самый, который охранял его штабной транспортер тогда, в ту самую ночь, год назад… Тогда…
…Когда Рон пришел в Дом.
Ян, впрочем, сейчас мало об этом задумывался – он сидел, полуприкрыв веки, положив руки на висящий на шее автоматический лучемет. Со стороны казалось, что он дремлет. Однако это было не так. Троев прикладывал все силы, чтобы подчиненные не заметили его паршивого состояния. Организм продолжал платить Троеву за издевательства прошедшего года. Ян только что обоссался вторично – обильно и мокро, и сейчас просил Бога (в которого, в общем-то, не верил) чтобы тот не допустил протечки боевого комбинезона.
Оглядывая сидящих вместе с ним солдат, Ян на секунду задумался – а где Молль? Потом слегка качнул головой – трусливая попытка спрятаться от самого себя за
снотворным грозила сильно выйти боком. Надо же, он начал забывать Боевой Устав! Тот его пункт, где говорилось, что «…при движении в колонне старшие офицеры должны быть рассредоточены по разным машинам во избежание обезглавливания подразделения и потери систематического управления им».
Ноги вдруг налились тяжестью и стали ватно-бессильными, во рту появилась горечь. Теплый, упруго-мягкий и донельзя противный комок прокатился по пищеводу, поднявшись откуда-то из живота, и сильно толкнулся в горло, настойчиво требуя выхода. Ян стиснул зубы, в виски толкнулась тупая боль. Спокойно, спокойно… По лицу опять заструился пот.
Кто-то тронул его за плечо. Ян с трудом повернул голову и увидел руку Клавичека, протягивающую ему какую-то красную капсулу.
- Выпейте, майор, - произнес медик. – Будет легче.
Первым порывом Яна было дать Клавичеку по руке, выбить таблетку, наорать… Он сфокусировал взгляд, набрал в грудь воздуха, и… Наткнулся на спокойно-внимательный взгляд Надзимуры.
- Спасибо. –Троев взял капсулу и закинул в рот, неловко ударив себя рукой по губам.
Виттке молча протянул майору флягу с водой.

В привычный гул движения колонны вплелась диссонансная нота. Зуммер вызова донельзя противно пищал в наушниках Яна.
- Майор, вызываютТРы, - предупредил капрал Надзимура.
Ян торопливо нажал сенсор на левом рукаве. Вызов службы технической разведки при красном коде тревоги может значить только одно.
На дисплее шлема появилось изображение карты местности, отснятой со спутника. Город, река, мост, шоссе… Зеленые точки на шоссе – это колонна… Красное пятно перед мостом – это…
- Большое скопление гуманоидных существ перед мостом. – карта резко изменила масштаб, приблизилась, что вызвало приступ головокружения. Сразу стало понятно, что красное пятно состоит из множества красных точек, неподвижных или хаотически двигающихся…
«Как мы все привыкли прятаться за уставы и инструкции. Воистину, прав был король, сказавший о своих солдатах – солдат есть инструмент, артикулом предусмотренный. Во что мы превратились? «Гуманоидные существа» - вместо «люди»…
- Колонне –стоп. Развернуться в боевой порядок двумя эшелонами, режим – круговая оборона, вакуумные минометы к бою. Службе связи развернуть станцию. Начальнику разведки выслать группу, скрытно исследовать позицию и вооружение противника. Батальону по завершению развертывания – боевая готовность номер один.
Боевая готовность номер один…
Это значит, что десантники будут уничтожать все, что появится в пределах видимости и покажется им подозрительным. Все – будь то отара овец или вооруженные партизаны, бронемашина или несколько детишек со школьными ранцами. На выстрел из охотничьего ружья батальон немедленно ответит залпом минометного взвода, а на пулеметную очередь запросит атаку штурмовиков по всему квадрату, откуда она была произведена. Все, кто не с нами – те против нас. Непокорные должны видеть всю ужасающую мощь Федерации, дабы своим примером удержать от «необдуманных шагов» других. Воистину, на булавочный укол мы отвечаем ударом пудовой кувалды.
Вот только почему-то «очагов напряженности» от этого меньше не становится.
Ян стиснул зубы, снова переживая краткий приступ сердечной боли – Утан, Шен, Арни, Рон… Все с разных планет, и все в конце концов сошлись там – в Доме. За три неполных года…

Добавлено (03.08.2014, 17:08)
---------------------------------------------
«Надо же, стоило всего раз не выпить таблетки, пару раз обоссаться, один раз чуть не сблевать, выпить красную капсулу – и уже начинают просыпаться, казалось бы, навсегда умершие чувства и эмоции. Теперь мне понятно, почему наркоманы так боятся ломки – их не боль пугает, а именно вот это пробуждение чувств.
Пробуждение и осознание того, в какой вонючей яме ты оказался. В том сером
мягком наркотическом тумане жить гораздо легче».
Майор резко встал, схватился за скобу на броне транспортера. Потом, разозлившись  на себя за эти приступы мучительного для него бессилия, одним резким прыжком оказался на земле, диким усилием воли и мускулов не дав себе упасть.
Надо было проверить развертывание батальона.
Молля он увидел издали – первый лейтенант стоял, держа шлем на локтевом сгибе левой руки, и его рыжие волосы ярко пламенели в утреннем солнце. Рядом с Моллем высилась гигантская фигура Оге Олавссона. Этот немного туповатый, но
исключительно исполнительный скандинав был еще выше Молля, хоть это и казалось невозможным. Перед Моллем стоял какой-то солдат, и, судя по выражению лица, получал жестокий разнос.Троев не слышал слов первого лейтенанта – Молль говорил спокойно, четко и внятно, не повышая голоса, и поэтому расстояние не позволяло его расслышать.
Молль вообще никогда не кричал ни на подчиненных, ни на пленных. И из-за этого его боялись еще больше.
Заметив Троева, Молль жестом отпустил бойца и подошел к майору. Шлем он все так же держал в руке, потому козырять не стал, ограничившись уставной стойкой.
- Батальон заканчивает развертывание, господин майор, - негромко доложил он. – Связь установлена. Минометный взвод приведен в боевое положение.
- Хорошо.  Пойду проверю второй эшелон.
- Нет необходимости. Я только что оттуда.
- И тем не менее я хочу проверить сам.
- Я уже все проверил, господин майор.
Ян удивленно поднял брови. Если первое возражение Молля можно было объяснить желанием подчеркнуть свои командирские качества и лишний раз продемонстрировать свою компетентность, то второе уже можно было расценить, как предложение тихо отвалить в сторонку и не мешать работать другим. Вот тебе и еще один результат ежевечернего приема снотворного – я уронил управление батальоном. Я уронил, а Молль подхватил. Ловок заместитель… Ай да Пушкин, ай да сукин сын…
Не вдаваясь в дальнейшие дискуссии, Ян двинулся ко второму эшелону, не замечая странного взгляда, которым Молль его провожал.
…Во втором эшелоне Яна застиг рапорт начальника службы разведки.
- Господин майор, группа вернулась.
- Результаты?
- Перед мостом собралась толпа, в основном – женщины и дети. Оружия и следов фортификационных работ не обнаружено. Держат транспаранты антифедерального содержания.
Ян задумался. Ситуация была несколько нестандартной. С одной стороны, оружия у собравшихся не наблюдалось, и если не будет сопротивления, то они проходят как гражданские, то есть подлежат временной изоляции до конца боевых действий, с правом полного восстановления в статусе свободных граждан Федерации по окончании этих самых боевых действий. С другой стороны – они явно собирались воспрепятствовать движению колонны через мост. Планета была официально объявлена «очагом напряженности», т.е. любые попытки воспрепятствовать любым действиям федеральных сил – в том числе и продвижению колонны – расценивались как враждебные действия, что приравнивалось к вооруженному сопротивлению, а лица, препятствия чинившие – приравнивались к повстанцам со всеми вытекающими последствиями. Еще год назад Ян не усомнился бы в том, как он должен поступить. Но сейчас…
Эти мысли пронеслись в его голове, пока он шел к своему штабному бронеходу. Забравшись внутрь, он пару минут еще обдумывал ситуацию, затем выдал в эфир:
- Начальнику штаба – выйти на связь с центром, запросить инструкции на данную ситуацию. Я выдвигаюсь к мосту, попытаюсь разобраться на месте. Со мной – капрал Надзимура для поддержания связи, сержант Виттке и двое солдат в качестве охраны.
- Майор, разрешите пойти с вами, - раздался голос Клавичека. – Может понадобиться медицинская помощь…
- Не возражаю, - по секундном размышлении ответил Ян.
Первый тревожный колокольчик негромко динькнул через три минуты, когда вместо двух бойцов охранения к командному бронеходу подкатил целый транспортер, в котором располагалось отделение десантников с Моллем и Олавссоном во главе.
- Что это значит? – ледяным тоном поинтересовался Троев. Ему снова было нехорошо, к ощущению ватных ног и слабости добавился озноб, к тому же очень хотелось отплатить первому лейтенанту за недавние препирательства.
- Это значит, что я отправляюсь с Вами, господин майор, – и, прежде, чем Ян успел что-то сказать, Молль закончил: - Таков приказ полковника Хикса, переданный мне лично.
Эта фраза многое объясняла. Точнее, она объясняла все.
Оп-па. А дело-то вовсе не в том, что я «уронил батальон»… Приказ вышестоящего командира, переданный через голову начальника его заместителю. Приказ, недвусмысленно предписывающий сопровождать данного начальника, а проще говоря, не спускать с него глаз… Тут, дорогой мой майор федерального десантного корпуса Ян Троев, дисциплинарным уставом пахнет. Тем его пунктом, который говорит о «несоответствии занимаемой должности вследствие утраты доверия высшего командования»… Ой, как скверно-то…
И, главное, за что? Я убежден, что даже за последний год я ни разу не пошел вразрез с требованиями устава, не нарушил ни одной инструкции и директивы… Но… Я принимал снотворное лошадиными дозами. Я стал не как все, а раз ты хоть чем-то отличаешься от остальных – значит, ты перестал быть надежным винтиком нашей армейской машины. И на мое место выбрали Молля, а меня, скорее всего, после этой операции отстранят от командования и уволят… Что делать?
«А ничего», - пришла откуда-то простая мысль. – «Делай то, что и собирался. Съезди к мосту, попробуй поговорить… Потом придет приказ из центра, ты его выполнишь – и может быть, покомандуешь батальоном еще немного… Либо досидишь до пенсии начальником какой-нибудь канцелярии интендантского ведомства».
Буквально всей своей кожей ощущая собственное бессилие, Ян кивнул головой и забрался в штабной бронеход.
…Толпу он увидел сразу. Плотная масса людей стояла перед мостом. Над ними трепетали полотнища транспарантов. Господи, как наивно… Неужели они думают, что смогут остановить корпус?
По мере приближения бронеходов толпа уплотнялась, как бы сплачиваясь в единый монолит.
Троев вылез из бронехода и внимательно осмотрел толпу. Лица, лица, лица… Женские, детские, подростковые… Из мужчин – только старики, молодых и зрелых нет. Они ушли с оружием в леса. Скорее всего наказали своим семьям сидеть по домам и не высовываться, а те ослушались.
И теперь могут жестоко за это поплатиться.
Троев кашлянул, чтобы восстановить вдруг севший голос.
- Я – майор федерального десантного корпуса Троев. Корпус не воюет с гражданским населением. Мы здесь лишь для наведения и поддержания порядка, установленного и гарантированного конституцией и законом федерации. Прошу вас не препятствовать выполнению нами боевой задачи и разойтись по домам. Иначе…
Ян замолк. Что сказать им, этим людям?
- Иначе ваши действия будут признаны враждебными, а вы приравнены к вооруженным повстанцам, - раздался откуда-то сбоку спокойный, но звучный голос первого лейтенанта. – Я думаю, вам не надо объяснять последствия подобного решения?
- Отставить, лейтенант, - скомандовал Ян. – Запросим центр…
- Центр уже выслал инструкции, майор. Я запросил центр сразу, как только получил доклад разведчиков.
Вот так. Дисциплинарный устав в действии. Молль сначала принял рапорт разведки сам, и лишь потом отправил его Троеву. Попутно связался с центром, получив карт-бланш на любое разрешение ситуации. Что ж, Вас можно поздравить… Капитан Молль. Уж в капитанстве-то Вашем сомневаться теперь уже не приходится.
- Если в течение двух минут после предупредительного выстрела вы не очистите дорогу, против вас будет применено штатное оружие. – все так же спокойно объявил Молль, доставая из кобуры пистолет.
Выстрел резко ударил по ушам. Неожиданностью для Яна он не был.
Неожиданно было другое.
Молль не стал тратить предупредительный выстрел впустую. Он выбрал конкретную цель.
Во лбу молодойженщины, стоящей в первом ряду, держа за руку маленькую девочку в белом платьице, появилась аккуратная черная дырочка. Женщина закатила глаза и рухнула навзничь.
Толпа отпрянула.
Маленькая девочка, видимо, дочка, села на корточки рядом с женщиной, взяла ее за руку. Подняла личико, оглядела солдат, людей, и как-то тихо, беспомощно спросила, не заплакала, не закричала, а именно спросила:
- Мама?
Это слово как будто разбудило Яна.
- Лейтенант!!! – рыкнул он, разворачиваясь к Моллю.
Тот явно этого ждал.
- Сержант Олавссон, майор Троев отстранен от должности согласно дисциплинарному уставу.
Троев ощутил что-то железно-холодное, ткнувшееся ему в затылок.
- Мерзавец, - вдруг спокойно произнес кто-то.
Троев аккуратно повернул голову и увидел Клавичека.
Медик стоял, сжимая в руках лучемет. Оружие выглядело в его руках также нелепо, как балетная пачка на советской колхознице времен далекого ХХ века.
- Мерзавец, - повторил Клавичек, неумело поднимая лучемет.
Молль улыбнулся.
Пистолет в его руке рявкнул вторично, и молодой чешский врач, сломавшись пополам, ткнулся лицом в землю этой планеты.
Вот и все. Теперь никто не узнает, зачем же ему понадобилось тащиться в десантный корпус. Эту тайну Клавичек унес с собой.
Троев, не торопясь, поднял руку к нагрудному карману. Спокойно, только спокойно.
Достал портсигар.
Портсигар был серебряный и массивный.
Это был не простой портсигар. В нем было отделение для зажигалки. Троев не любил современные зажигалки, плазменные, совмещавшие несколько функций.
В его портсигаре лежала старомодная электрическая.
Ян достал сигарету. Слегка помял фильтр. Взял в губы. Щелкнул зажигалкой –
демонстративно, напоказ, мол, смотрите, я всего лишь закуриваю…
И, не глядя, с силой ткнул включенной зажигалкой назад.
Даже если бы Ян не был тренированным десантным офицером, даже если бы он не умел по слуху, ощущениям и т.д. определять местоположение стоящего за спиной противника – даже в этом случае промахнуться мимо такой крупной мишени, как сержант Олавссон, было невозможно.
Раздался треск разряда, утробный вой, и мимо шагнувшего в сторону Яна тяжело повалилась могучая туша скандинава.
Хорошая все-таки штука – электрическая зажигалка. Выдает гигантский разряд. Правда, яйцеголовые говорят, что она вредна для здоровья... Пожалуй, они не так уж и не правы. Во всяком случае, Олавссон только что в этом убедился.
Ян резко нагнулся, рванул к себе лучемет Олавссона и с ужасом ощутил, что не успевает – он двигался слишком медленно.
Гораздо медленнее, чем год назад.
Снотворное давало о себе знать.
«Не успеваю», - равнодушно подумал Ян, глядя в черный зрачок пистолетного ствола Молля.
- И-йй-я-ай – раздалось из-за спины Молля, и в висок лейтенанта врезался носок ботинка капрала Надзимуры. Молль безвольно, как тряпичная кукла мотнул головой, и повалился на землю.
Без малейших признаков жизни.
Выстрел ушел в небо.
Над дорогой и людьми разнеслось мощное стаккато пулеметной очереди.
Это сержант Гюнтер Виттке из бортового пулемета расстреливал солдат конвоя.

Добавлено (03.08.2014, 17:36)
---------------------------------------------

…Ян внимательно осматривал дорогу в прицел плазмомета бронехода. Рядом, с запасной кассетой в руках, сидел Надзимура. Гюнтер Виттке сидел на месте водителя.
Сзади, за мостом, бушевал огненный смерч – туда обрушивались вакуумные мины. «Многие из жителей не успели уйти» - отрешенно подумал теперь уже бывший майор Троев.
Однако у него не было времени додумать эту мысль до конца. На дороге появился первый бронеход, и надо было дать уцелевшим еще один, пусть крохотный, шанс.
«Это не может продолжаться долго», - успел подумать Ян, ловя в прицел борт бронехода и нажимая кнопку спуска. Бронеход утонул в рыжем облаке плазменного пламени.
Бой и вправду не был долгим.

Полковник федерального десантного корпуса Уоррен Хикс сидел, глядя в черный экран дисплея связи. Все, это конец. Офицер, находящийся под его непосредственным командованием, перешел на сторону повстанцев, вступил в бой с собственным батальоном, сжег технику, вывел из строя почти целый взвод, прежде чем был взорван ко всем чертям вместе с захваченным бронеходом… Это конец. Конец всему – мечтам об академии, о должности в генштабе, потом в министерстве… Конец всему.
Ведь чувствовал же, что надо было уволить его раньше! Теперь не поможет никто – ни кузен в генштабе, ни друг детства в министерстве обороны. Трибунал… И в лучшем случае – увольнение без пенсии и компенсации. Это в том случае, если каким-либо чудом останется невыясненным, что Троев принимал наркотики…
Стоп.
Стоп-стоп-стоп.
А это ШАНС!
Шанс если не сохранить свое место – то по крайней мере получить почетные проводы на весьма почетную пенсию вместо трибунала…
Молодой полковой врач был подкуплен майором Троевым, поставлял ему наркотики и скрывал сей прискорбный факт от командования. Когда Троев совершил свое гнусное предательство, врач покончил с собой. Как вам такая версия, узколобые господа из трибунала?
Детали продумаем по ходу. Действовать надо быстро.
Хикс поднял трубку телефона и набрал номер своего офицера-порученца.
- Гарри, зайди ко мне.
После чего откинулся на спинку кресла, и, зло оскалив зубы, щелкнул ногтем по черному экрану дисплея.
Все-таки хорошо иметь своих людей во всех батальонах – и, как следствие, получать информацию раньше остальных.
Мы еще побарахтаемся, господа!

…Ян стоял и не верил своим глазам. Он исщипал руку до синяков, он тер глаза, силясь проснуться.
Но не мог.
Перед ним блестела лента реки. Он прекрасно знал эту реку.
Она называлась Сухой рекой.
Чуть дальше виднелись проплешины горелых равнин.
Ян глядел на этот пейзаж сверху вниз, потому что стоял на склоне горы. Солнце светило ему в спину, заставляя отбрасывать длинную тень. Восходящее солнце.
Значит, склон западный…
Западный склон Диких гор…
- Майор, где мы? – спросил кто-то сзади.
Ян обернулся. Два человека в обгорелых военных комбинезонах стояли и смотрели на него.
Японец и европеец.
Капрал Надзимура и сержант Виттке.
- Мы дома. – ответил Ян, снова поворачиваясь лицом к пейзажу, раскинувшемуся у его ног. Самому лучшему пейзажу на свете.
- Как же так, майор? – раздался негромкий голос Гюнтера. – Ведь мы же…
- Понятия не имею, - пожал плечами Ян.
Большая тень накрыла их.
Ян глянул вверх.

Добавлено (03.08.2014, 17:48)
---------------------------------------------
Окончание вставить не удается )))


- Это же безобразие!
- Вот! Вот именно! Это БЕЗОБРАЗИЕ - моё самое главное в жизни призвание!!!


Сообщение отредактировал AS_Karinin - Среда, 06.08.2014, 20:53
 
ИругаДата: Вторник, 05.08.2014, 23:11 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Люди
Сообщений: 1607
Статус: Offline
"Маленький"?! :o Блин, когда ж я время на чтение фиков найду? swoon

П.с. да и Лукьяненко я вряд ли смогу сейчас читать...


"А теперь самое время для фразы №8 из тех, которые я хотела произнести хотя бы раз в жизни: ГЛАВНЫЙ КАЛИБР, ОГОНЬ!!!"
 
AS_KarininДата: Среда, 06.08.2014, 20:56 | Сообщение # 3
Генерал-майор
Группа: Люди
Сообщений: 439
Статус: Offline
Перефразирую Бендера...
"Да, маленький... Маленький! Кто скажет, что 9 вордовских страниц 12 шрифтом - это много, пусть первый бросит в меня камень..."

Ну вот, надеюсь, теперь и окончание докинется...

  ...Большой агрегат с четырьмя белыми крыльями заходил на посадку. Прямо на склон.
  Ян удивленно мотнул головой. Значит, ему все-таки удалось создать крылья и взлететь… Хотя его и учили летать, а не конструировать.
  Конструкция плавно приземлилась на склон, и стал виден человек, который ей управлял. Совсем молодой человек.
  Человек аккуратно выбрался из-под своей конструкции и подошел к ним.
  - Здравствуй, Ян. – сказал Летчик, глядя ему в глаза и улыбаясь. – Гляди, я все-таки полетел. Долго тебя не было.
  - Я не мог… Никак не мог прийти раньше… Как все? Как… Как Дана?
  - Дана очень соскучилась, - серьезно кивнул летчик. – Она очень ждет тебя, Ян. Я полечу, предупрежу наших о твоем приходе. А кто с тобой?
  Ян посмотрел на Надзимуру и Виттке, недоверчиво разглядывающих Летчика и его чудную конструкцию.
  - Это мои… Наши новые друзья, Летчик.
  - Хорошо, - кивнул Летчик. – Идите быстрее, Ян. Вас очень ждут.
  Летчик ловко приладил крылья и побежал вниз по склону – навстречу ветру. Быстрее, быстрее… Толчок! Конструкция, похожая на белую птицу с четырьмя крыльями, плавно оторвалась от земной поверхности и стала удаляться, набирая высоту, пока не растаяла в небе.
  Ян посмотрел ей вслед, потом повернулся к своим бывшим подчиненным. Надзимура и Виттке… А Клавичек? Ян внимательно огляделся. Нет. Нет Клавичека, нет… Что ж, остается только надеяться, что молодого пражского врача Франека Клавичека где-то ждет его личный Дом…
  - Пошли, - сказал Ян. – Пошли, ребята...
  И они пошли вниз по западному склону Диких гор, мимо Сухой реки,  где  в клубах серой колючей пыли кружились огромные  хищные  рыбы,  мимо  Горелых равнин, где  в чадящих  асфальтовых  озерах навеки  завязли  королевские бронеходы. Они шли к Дому. Ветер, еще секунду назад бивший им в лицо, изменил направление и стал ласково, но настойчиво толкать в спину, как бы понуждая идти быстрее.
  «Ветер ходит по кругу», - подумал Ян.
  И припустил бегом.

  Уходит ветер, и приходит ветер. Кружится, кружится ветер на пути своем, и возвращается ветер на круги своя…


- Это же безобразие!
- Вот! Вот именно! Это БЕЗОБРАЗИЕ - моё самое главное в жизни призвание!!!


Сообщение отредактировал AS_Karinin - Среда, 06.08.2014, 21:02
 
Артемис Фаул. Форум » Общение » Творчество » Маленький рассказик ))) (Мой "фанфик" на тему творчества Сергея Лукьяненко)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат